Памятные места

2409
чел.

 

 Ф. М. Достоевский в Семипалатинске. Памятные места.

 
О пребывании Ф.М. Достоевского в ссылке в Семипалатинске написано много, в основном о его окружении и творчестве в этом городе.Когда Федор Михайлович приехал в марте 1854 года в Семипалатинск, он был простым безуездным городом Бийского уезда, Томской области.
 
По словам А. Е. Врангеля «…В моё время Семипалатинск, как я уже сказал выше, был полугород, полудеревня. Все постройки были деревянные, бревенчатые, очень немногие обшиты досками. Жителей было 5-6 тысяч человек вместе с гарнизоном и азиатами, кокандскими, бухарскими, ташкентскими и казанскими купцами. Полуосёдлые киргизы жили на левом берегу, большею частию в юртах, хотя у некоторых богачей были и домишки, но только для зимовки. Их насчитывали там до трёх тысяч. В городе была одна православная церковь, единственное каменное здание, семь мечетей, большой меновой двор, куда сходились караваны верблюдов и вьючных лошадей, казармы, казённый госпиталь и присутственные места. Училищ, кроме одной уездной школы, не было. Аптека — даже и та была казённая. Магазинов, кроме одного галантерейного, где можно было найти всё, — от простого гвоздя до парижских духов и склада сукон и материй, — никаких: всё выписывалось с Ирбитской и Нижегородской ярмарок; о книжном магазине и говорить нечего, — некому было читать. Я думаю, во всём городе газеты получали человек 10-15, да и немудрено, — люди в то время в Сибири интересовались только картами, попойками, сплетнями и своими торговыми делами. 
 
… Семипалатинск делится на три части, разделённые песчаными пустырями. На севере лежала казацкая слободка, самая уютная, красивая, чистая и благообразная часть Семипалатинска. Там был сквер, сады, довольно приглядные здания полкового командира, штаб полка, военного училища и больницы. Казарм для казаков не было — все казаки жили в своих домах и своим хозяйством.
 
Южная часть города, татарская слобода, была самая большая; те же деревянные дома, но с окнами на двор, — ради жён и гарема. Высокие заборы скрывали от любопытных глаз внутреннюю жизнь обывателя-магометанина; кругом домов ни одного дерева, — чистая песчаная пустыня. Вообще во всём Семипалатинске не было ни одной мощёной улицы, но мало и грязи, так как сыпучий песок быстро всасывал воду. Зато ходить было трудно, увязая по щиколку в песке, а летом, с палящей жарой в 30 град. в тени, просто жгло ногу в раскалённом песке.
 
Среди этих двух слободок, сливаясь с ними в одно, лежал собственно русский город с частью, именовавшеюся ещё крепостью, хотя о ней в то время уже и помину не было. Валы были давно снесены, рвы засыпаны песком, и только на память оставлены большие каменные ворота. Здесь жило всё военное: помещался линейный батальон, конная казачья артиллерия, всё начальство, главная гауптвахта и тюрьма, — моё ведомство. Ни деревца, ни кустика, один сыпучий песок, поросший колючками…
… Библиотеки в городе не было...». 
 
Врангель правильно представил город того времени. Он состоял из нескольких частей: казацкая слобода, крепость, русская часть города и татарская слобода.
 
В каждой из этих частей, кроме жилых домов, находились общественные, казенные и военные здания, некоторые из них связаны с именем Ф.М. Достоевского.
 
Казацкая часть, или казачья станица – провиантские магазины, цейхгауз, дом полкового адъютанта и казначея, полковой склад, полковая канцелярия, кузница, гауптвахта, дом полкового командира, баня, полковая школа, конюшни.
 
Крепость, где размещался Сибирский линейный батальон – Знаменский собор, батальонные казармы, гауптвахта, дома бригадного и батальонного командиров, денежная кладовая, канцелярия, цейхгауз, манеж, провиантский магазин, арсенал, пороховой погреб, кирпичные сараи, соляной магазин. За границей крепости размещались: конюшни, бани, кузницы, мастерские и лазарет.
 
Русская часть –  приходское училище.
 
Между русской и татарской частью города расположились: дом городничего – затем дом полицеймейстера, полиция, городская ратуша – затем городская дума и городовой суд, базарные лавки, таможня.
 
Татарская часть – мечети и татарские школы. 
 
По воспоминаниям А.В. Скандина: «…По прибытии в Семипалатинск, Достоевский был назначен в первую роту, которая занимала половину  деревянной казармы, сгоревшей в 1881 году. По плану и внешнему виду сгоревшая казарма совершенно одинакова с казармой, находящейся в настоящее время против здания мужской прогимназии. Место же, где стояла она, — против Знаменского собора, вправо и на одной линии с каменными крепостными воротами. Тут-то и жил первое время и нес нелегкую солдатскую службу Федор Михайлович». 
 
Казарма сгорела, но ворота, через которые Федор Михайлович проходил неоднократно, остались, правда, перемещенные со своего прежнего места.
 
Крепостные ворота – второе памятное место.
 
Тот же А.В. Скандин пишет, что «…Часовым Достоевскому пришлось стоять почти на всех постах того времени:
  1. У окна арестантской камеры местного лазарета.
  2. У денежной кладовой казначейства и порохового погреба (это старое крепостное здание ныне находится в городском саду).
  3. У продовольственного магазина. Изба, где помещался тогда караул, и где, следовательно, часто коротал утомительно-длинные часы Достоевский, сохранилась, кажется, хранится батальонная известь...
  4. На фронте гауптвахты и тюрьмы, т.е. у каменной казармы. В то время у этого здания окна были маленькие и с решетками, да и план здания (внутри) был несколько не такой, как теперь. Тут помещались, кроме гауптвахты, тюрьма, музыкантская команда и артиллерия (кажется, нижние чины 21-й батареи).

Помещение для караула (кордегардия) было вправо от входа с площади, где теперь класс учебной команды резервного батальона, а во время семейно-танцевальных вечеров – столовая военного собрания. В этом карауле (на гауптвахте) Достоевский бывал чаще, чем в других». 

 
Гауптвахта – главная караульня для солдат, кордегардия. 
 
Здание построено в 1790-1795 годах инженер-капитаном Иваном Андреевым.  
 
«… Собственно настоящей тюрьмы для арестантов в Семипалатинске не было, ни этапного двора для пересыльных, тогда все эти постройки были только в проекте. Арестанты содержались в казармах батальона на гауптвахте. Было отведено всего две больших комнаты для мужчин арестантов и одна маленькая для женщин. Люди в них битком буквально были набиты, спали не только в повалку, но многие сидя на корточках, так как повернуться было негде. Тут арестанты не только спали, ели, работали, но и пища варилась им тут же, так как кухни особой при гауптвахте не было. При этом тут же стояли знаменитые "параши". Удушливый, смрадный воздух был нестерпим; в моё первое посещение у меня так закружилась голова, что я чуть не упал. И при адской семипалатинской летней температуре (на солнце во время жары мы, случалось, пекли яйца в песке — так было жарко) у арестантов и двора погулять не было! Смотритель тюрьмы был неграмотный инвалидный солдат, унтер-офицер, и у него два помощника солдата. Они ровнёхонько ничего не делали, обирали арестантов, урезывая им провизию, делали себе доходы на дровах, за малейшую льготу тянули с них последний грош. Никто решительно не заботился о тюрьме и арестантах, и я долго не мог добиться, куда и к кому, к какому ведомству мне обращаться по моему делу...». 
 
Каменное двухэтажное здание лазарета было построено в 1830 г., вместо пришедшего в негодность деревянного здания.
 
Кроме караула, Ф. Достоевский бывал здесь и по слабому своему здоровью, так как это было единственное лечебное заведение в городе. В нем лечились, как военные, так и гражданские лица. А если принять к сведению, что областной врач штаб-лекарь Лямот Владимир Августович (Владислав Христианович) был его другом, то посещение этого заведения было довольно частым.
 
Здание сохранилось и в нем сейчас расположены музеи Семипалатинской медицинской академии.
 
Не сохранился и Казаков сад, который был расположен «на высоком правом берегу Иртыша, к реке шёл отлогий зелёный луг. Мы тут устроили шалаш для купанья; вокруг него группировались разнообразные кусты, густые заросли ивы и масса тростника… При доме были конюшни, сараи и обширный двор. Всё это обнесено высоким досчатым забором, а весь сад и огород высоким частоколом». Он находился между построенной в 1860 году казачьей церковью и военным лагерем; уже в то время бывший в ветхом состоянии: «…Деревянный дом, в котором мы поселились, был очень ветх, крыша текла, полы провалились; но он был довольно обширный, и места у нас было вдоволь… В нашем палаццо в зале провалился пол и росли какие то огромные грибы. В этом роде были и остальные комнаты…». 
 
Еще одно место в городе довольно часто посещал Федор Михайлович – как православный – Знаменский собор, единственная в то время церковь в городе; и как военный — Знаменскую площадь, место расположенное вокруг этого собора, где проходили различные построения и солдаты подвергались самой беспощадной муштре. Знаменская площадь сразу после революции была переименована в Красноармейскую и, в связи с перепланировкой города в начале 30-х годов XX века, через нее был разбит проспект, соединяющий железнодорожный вокзал с берегом речки Семипалатинки, где намечалось строительство гужевого моста. По этой же причине в 1933-1934 г. был уничтожен и Знаменский собор, мешающий прямолинейному расположению проспекта. 
 
Сейчас это проспект Шакарима, в районе бывшей музыкальной школы и сгоревшего здания зооветинститута. 
 
Еще одно место для отдыха отражает в своих воспоминаниях барон Врангель: «… Версты за три от города по дороге в Омск лежала заимка Попова на нагорной стороне Иртыша, среди богатой рощи. Здесь была большая мельница, кожевенный завод и разные хозяйственные постройки.
Большого выбора в наших прогулках с Ф.М. не было, и вот особенно часто ходили мы на эту заимку…». 
 
Что там было? 
 
В 1804г. братьям Поповым, крупным купцам и промышленникам первой половины XIX века, был предоставлен в частную собственность участок земли недалеко от Семипалатинска «под устройство лесопильни и склада леса. …это частное землепользование стало не только первое по времени основания в Семипалатинской области, но и во всей Сибири».
 
В 1822  г.  этот  участок  земли по раздельному акту между братьями, достался Степану Попову. К 1835 году «на участке этом,  кроме кожевенного завода, были выстроены: капитальный дом со службами,  лесопильня об одном пяле, дуботолкня, каменная сушилка для дубу,  мукомольная мельница о двух поставах, сарай для  склада  извести;  засевались в 1834 году:  китайская пшеница, американская ярица, югара ( китайская рожь – самосейка), сарочинское  пшено (погибшее от инеев),  табак и азиатский клевер,  хлопок (тоже погиб от ранних холодов);  фруктовых деревьев в грунте было: 6  яблонь и прививки к другим деревьям;  виноградных лоз — 8;  в 2 оранжереях:  лимонных — 6,  гранатовых  -  6,  апельсиновых  -  8, вишнёвых  - 4,  виноградных лоз — 16 и прочих фруктовых деревьев – 30».
 
Этот хутор в период своего расцвета был известен далеко за пределами не только Семипалатинска, но и Сибири. Его часто посещали высокопоставленные чиновники и различные ученые и путешественники. Так, в 1829 году владелец хутора Степан Попов принимал на своей заимке известного Александра Гумбольдта и его спутников, в 1846 г. ее посетил путешествующий по казахской степи польский ссыльный Адольф Янушкевич, здесь же бывали Чокан Валиханов и П.П. Семенов-Тяньшанский, но уже, как и Достоевский, после смерти С. Попова (конец 1852 г.), когда хутор переживал не лучшие свои времена.
 
В 1875 г. этот участок земли был приобретён семипалатинским 2-ой гильдии купцом Федором Петровичем Плещеевым и здесь был построен винокуренный  и пивоваренный  заводы,  а также паровая мельница.
 
В ноябре 1925 г. «…земельный участок быв. хутора Плещеева, с имеющейся там оранжереей, теплицей и парниками был предан в пользу сельскохозяйственного техникума, оставив в пользовании ГЗУ приусадебные участки под мельницей и конюшней, с парком и необходимыми огородами и пастбищным участком для нужд рабочих и служащих конюшни…». 
 
В настоящее время в районе кожмехобъединения сохранились остатки пруда, ручей – которые питали энергией мельницы, кожевенные предприятия и, конечно, осталась богатая растительностью роща.
 
В 1857 году, Федор Михайлович два месяца поправлял свое здоровье в Озерках, в котором к этому времени было построено 2 офицерских дома и 58 казачьих, где проживало в пределах 300 человек мужчин и женщин. Промышленности не было ни какой, только рядом с селением было расположено несколько казачьих водяных мельниц. У кого останавливался Ф. Достоевский — пока остается тайной.
 
Некоторые обыватели приписывают нахождение церкви в этом селе с именем Фёдора Достоевского, но это не соответствует действительности, так как она была освящена только в 1919 году. 

 


Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!